27.02.2024
Home » ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА НЕТ: ЗАЧЕМ ВЗРЫВАЛИ ЗАХАРА ПРИЛЕПИНА

Украинское террористическое государство не остановится, пока не будет полностью уничтожено. Покушение на Захара Прилепина – лишь очередное звено в бесконечной цепи преступлений.

То, что Украина – это не более и не менее чем государство-террорист, относиться к которому следует так же, как к запрещённой в России террористической организации ИГИЛ*, нам было ясно давно. После убийства Дарьи Дугиной в 2022 году это стало очевидно всем. После теракта, в котором погиб Владлен Татарский (Максим Фомин), даже повторять эту фразу казалось лишним: настолько всем уже было ясно, с кем мы имеем дело.

Наш враг не верит в свою победу. Наш враг осознаёт, что никакого способа избежать поражения у него нет. Наш враг использует даже не «оружие последнего шанса», а просто пытается напоследок укусить побольнее, убить у нас как можно больше самых лучших людей.

Террористы никогда нигде не одерживают победы. Террористы могут причинить много горя, но терроризм – это оружие обречённых. Обречённых на поражение, забвение и презрение.

Именно так нужно относиться ко всем действиям украинского террористического государства. Ничем, кроме терактов, оно уже заниматься не способно. Ни во что, кроме терактов, не выливается пресловутое разрекламированное «контрнаступление» их «армии». Обстрелы невоенных объектов в Белгородской области, стрельба по детям в Брянской области, убийства мирных жителей в Донбассе, попытка теракта в центре Москвы с помощью беспилотника, такие же беспилотные (и бесплодные) попытки ударить по Крыму.

Прилепин чудом остался жив

Последнее звено в длинной цепи преступлений – покушение на писателя-патриота Захара Прилепина. Как и раньше, мишенью для террористов становятся не военные, не руководители регионов России, а лидеры русского общественного мнения. Это можно считать фирменным знаком украинских террористов – они охотятся на тех, кто говорит про них правду и делает это так, что слышно всем русским людям.

Бьют не в чиновников, бьют в нас,

– написал Александр Дугин.

Это можно считать признанием высочайших заслуг тех, на кого эта сволочь открывает охоту. Там, к западу от наших нынешних границ, понимают, что по-настоящему опасны не только вооружённые солдаты, не только танки и самолёты, но, в первую очередь, идеи. Там пытаются убивать не просто русских – но русский мир, но идею Государства Российского.

Шансов, что это убийство удастся – нет. Но потери мы несем тяжелейшие.

Захар Прилепин – один из тех русских писателей и журналистов, у кого слово не расходится с делом. Автор блестящих литературных произведений последние месяцы провёл в ЛНР в составе батальона «Оплот». На родину, в Нижегородскую область, поехал в отпуск. Очевидно, что за его машиной велась слежка.

Взрывное устройство, установленное под капотом, было приведено в действие в тот момент, когда автомобиль покинула дочь Захара. Очевидцы сообщают, что автомобиль Прилепина взорвался прямо на глазах соседей. Внедорожник подбросило взрывом на несколько метров. Водитель машины погиб на месте.

О состоянии самого Захара Прилепина поступали противоречивые, в том числе внушающие больше опасения сведения. Однако примерно через два часа после покушения губернатор Нижегородской области Глеб Никитин заявил, что Прилепин «в порядке», а в причинах случившегося разбираются правоохранители. Ещё чуть позже появилось сообщение, что он госпитализирован с ранением ног.

В поисках преступников полиция расставила блокпосты по Борскому району, где произошло покушение. К моменту, когда мы публикуем эту статью, надежда задержать террористов не потеряна.

Не испытывать иллюзий

Но главное сейчас не в том, чтобы поймать конкретных исполнителей одного преступления. Главное – это понять, что вина за теракт лежит на самом государстве под названием Украина, и это квазигосударство должно быть уничтожено как террористическая организация. Терроризм лежит в самом основании этого явления. Бандера и его подручные занимались индивидуальным террором – то есть попросту убийствами – ещё до начала Второй мировой войны.

Ничем другим они не отметились и в последующие времена. Бандиты и террористы – это, если речь идёт о «политических украинцах», не оскорбление, а просто констатация факта: никаких других там просто не может быть. Невозможно, чтобы гиена в дикой природе не питалась падалью.

Невозможно, чтобы бандеровец не был убийцей.

Самые адекватные оценки происшедшего сегодня – это самые жёсткие оценки. Самый разумные требования к власти – это требования самой жёсткой и даже жестокой реакции. Время умеренности в отношении квазигосударства прошло. Его нельзя призвать к порядку, его можно только уничтожить.

Поэтому, когда блогер Илья Свиридов пишет:

За каждого публичного человека, который стал жертвой украинского терроризма, следует карать по пять украинских чиновников высшего ранга…

Он прав. Когда звучат требования взять на вооружение опыт израильской разведки по уничтожению террористов и их руководителей в любой точке мира – это правильные требования.

Когда официальный представитель МИД России Мария Захарова сообщает:

Факт свершился: Вашингтон с натовцами выкормили ещё одну международную террористическую ячейку – киевский режим. Бен Ладен*, ИГИЛ*, теперь Зеленский с головорезами. Прямая ответственность США и Британии…

Это просто констатация факта.

Когда публицист Дмитрий Ольшанский пишет:

Убивают украинцы без всяких практических целей, просто ради аплодисментов и отчётов наверх, для мотивации своего общества… У меня давно уже нет никаких чувств по отношению к украинцам. Что толку говорить о них? Они качественно делают свою гнусную и кровавую работу, волк бегает и жрёт тех, кого хочет и может жрать. Но где охотники? Где наша власть? Она проснётся когда-нибудь?.. Алло, Кремль, к нам тут Тарас Басаев пришёл, а вы что делаете? Заняты, спите, позвонить когда-нибудь позже, а лучше вообще не беспокоить?

Ему следует простить запальчивость и согласиться с ним в главном.

Что с того?

Ни сами террористы, ни их спонсоры не должны испытывать иллюзий. Они не могут быть стороной переговоров. Они не могут рассчитывать на перемирие. К ним нельзя относиться как к людям. С террористами не разговаривают. Террорист должен быть убит и только убит.

И столь же однозначным должно стать отношение к «заукраинцам» в русском обществе. Каждый, кто занимает «антивоенную», пораженческую позицию, может притворяться гуманистом и называться испуганным патриотом. Но на самом деле это просто сторонники и защитники террористов. Статьи УК для них давно написаны и наказание за их преступления известны.


* Террористическая организация, деятельность которой в России запрещена.

АНДРЕЙ ПЕРЛА