05.03.2024
Home » НАСТУПЛЕНИЯ НЕ БУДЕТ? ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИСХОДИТ В ЗОНЕ СВО

НАСТУПЛЕНИЯ НЕ БУДЕТ? ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ ПРОИСХОДИТ В ЗОНЕ СВО

Быть или не быть украинскому контрнаступлению? На Западе говорят, что всего дали: и оружия, и боеприпасов, и солдат подготовили — бегом на фронт! А в Киеве — нет, мы ещё не готовы: и того нет, и этого. Людей не хватает, техники, оружия… Сами солдаты, не генералы, говорят, что Россия их сотрёт в порошок. Так что происходит на самом деле?

Координатор по стратегическим коммуникациям при Совете безопасности Белого дома Джон Кирби заявил, что украинцы хотят провести контрнаступательные операции в ближайшие недели и месяцы. По его словам, в Вашингтоне ждут, что «им удастся сделать это».

Только на прошлой неделе было поставлено оборудования на сумму 325 млн долларов, боеприпасы и некоторое материально-техническое оборудование, чтобы помочь им в этом, — отметил он.

Кирби добавил, что они готовят целые батальоны украинских солдат за пределами страны по так называемому комбинированному вооружённому манёвру, где механизированная пехота объединяется с вооружением и воздушной обороной, «чтобы они могли действовать на открытой местности и могли отвоевать большую часть своей страны у русских по всей окружности — с востока на юг».

При этом американский чиновник добавил, что куда и когда будут отправляться украинские войска, должен определить президент Владимир Зеленский. А США «делают всё возможное с союзниками и партнёрами, чтобы убедиться в том, что они готовы к этому», сказал Кирби.

Глава европейского командования ВС США Кристофер Каволи считает, что украинская армия находится сейчас в более выгодной позиции, чем Россия. В Пентагоне уже заявили, что Киев получил почти всё обещанное западными союзниками вооружение. И, вероятно, по логике Вашингтона, медлить с контрнаступлением у Украины уже не получится.

По словам генсека НАТО Йенса Столтенберга, через Контактную группу во главе с США союзники и партнёры по НАТО передали Украине более 1550 единиц бронетехники, 230 танков и другой техники, включая огромное количество боеприпасов, а также подготовили и оснастили более девяти бронетанковых бригад боевиков.

В Киеве говорят прямо противоположное. Так, глава Офиса президента Украины Михаил Подоляк пожаловался на то, что около 98% обещанного вооружения они так и не получили. И отметил, что техники должно быть намного больше, есть дефицит снарядов, особенно тяжёлых калибров. Получается, что врёт?

Какова сейчас расстановка сил в людях и технике в зоне проведения военной спецоперации? Этот вопрос ведущая «Первого русского» Елена Афонина обсудила с полковником в отставке, военным экспертом, главредом информационного портала ANNA News Анатолием Матвийчуком в программе «Мы в курсе».

Киев боится идти в наступление

Елена Афонина: Один укровояка пооткровеничал, что у нас в России «сотни тысяч мобилизованных за раз, и ещё сотни тысяч они могут мобилизовать». Боится, что их просто перемолотят за два года и всё. А если ещё и Китай подключится… Что скажете, Анатолий Андреевич?

Анатолий Матвийчук: Наверное, чувствуют, что всё идёт не в их пользу. А если серьёзно подойти, то равновесие наблюдается приблизительно один к одному, за исключением двух моментов: абсолютное превосходство в воздухе за нами и абсолютное огневое превосходство за нами.

Что касается людей. У них идёт перманентная мобилизация, людей не хватает. Есть информация о том, что они уже стали хватать несовершеннолетних парней и совершеннолетних женщин в возрасте от 20 до 45 лет. Их посылают на фронт, на боевые позиции. Ну ладно, это их дела.

ФОТО: ЦАРЬГРАД

С точки зрения военной, чтобы вести боевые действия на равных, нужно в первую очередь завоевать огневое превосходство. Чего они не сделают никогда. Оружие, которое им поставляет Запад, и по качеству, и по количеству не удовлетворяет требованиям современного боя. А от советского вооружения они отказались.

Советского оружия как такового уже нет ни в Европе, ни у них. И производство боеприпасов тоже прекратилось. А те типы вооружений, которые поставил Запад, калибра 155 миллиметров, не позволяют на полную мощь заработать заводам Европы, чтобы их обеспечить. Тогда Европе придётся бросить свою экономику и начать производить для Украины снаряды.

Смотрите, одна гаубица имеет боекомплект 150 снарядов. В ходе нормального суточного боя она израсходует приблизительно от 9 до 10 боекомплектов. То есть где-то 1500 снарядов. А теперь умножьте тысячу стволов? То есть 150 тысяч за одни сутки должны выстрелить. Значит, потребность в боеприпасах — несколько миллионов снарядов в месяц. А им обещают поставить миллион снарядов в год к концу 2023 года.

Кроме того, все действия тяжёлой техники и артиллерии в современном бою связаны напрямую с действиями ВКС и ВВС. Танки Leopard, Challenger, возможно, и Abrams натовского производства, переданные Украине, рассчитаны на поддержку авиации. Идёт 40 танков в бой — в небе должно быть не менее 150 различных воздушных судов или кораблей, или беспилотных летательных аппаратов, которые должны их обеспечить. А их нет.

Поэтому, я думаю, что превосходство в силах всё-таки за нами. Они это чувствуют, поэтому и боятся пока переходить в наступление.

Перестановки в Минобороны

— Но, тем не менее, после инспекции Верховного главнокомандующего штабов в зоне СВО мы увидели перестановки в нашем военном ведомстве. Можете объяснить причины и цели?

— Очень скудно об этом написано. Я не видел детальных и, главное, официальных сведений о том, кого и где заменили. А информация идёт о том, что заменили. Давайте подождём.

С другой стороны, Верховный главнокомандующий Владимир Путин поехал на фронт. И проехал по всей передовой, посмотрел, как живут войска, что выполняют. Я думаю, что младшие офицеры и офицеры среднего звена задали ему ряд очень нелицеприятных вопросов, на которые он не смог ответить. Потому что старшие офицеры, генаралитет или скрыли, или не доложили ему. Вот поэтому последовали оргвыводы, по всей видимости. Связанные, я так полагаю, не с оперативной точкой зрения управления войсками. А с точки зрения материально-технического снабжения и восполнения тех потерь, которые всё-таки происходят на поле боя.

Возможно, что он принял эти мероприятия для повышения активности управления и боеспособности наших войск.

Обстановка в приграничье

— А что делать с границей, которая проходит между Украиной и Белгородской и прочими областями, где не военные зоны? Про защиту границы добровольной дружиной сказал глава оборонного комитета ГД Андрей Картополов. Он призвал гражданских охранять самим границу нашей страны. Как вам это предложение?

— Я думаю, это предложение не корректно с точки зрения генерала, который возглавляет Комитет по обороне. Почему? В Советском Союзе было достаточно средств для поддержания войск пограничной охраны. У нас что, средств не хватает? Тогда пересмотрите бюджет. Это раз.

ФОТО: ЦАРЬГРАД

А вторая часть абсолютно логична. Ещё в царской России, а потом и в Советском Союзе, и в России были целые участки границы, которые охранялись так называемой хуторной казачьей системой. И целые участки передавались под контроль, допустим, деревни Иваново, 4 км. В деревне Иваново создавалась пограничная застава, которая выполняла свои функции под руководством сельского совета. Им выделяли деньги. Это вполне возможно. Но нельзя всё сваливать на гражданских. Конечно, должны быть и войсковые формирования. А главное, должны быть предусмотрены полевые наполнения войск, которые в случае чего должны охранять эту границу.

Для ситуации, которая сложилась там, есть хороший опыт Афганистана. Я думаю, нужно перейти государственную границу, создать мобильную границу, перенести её на удаление до 100 км и охранять её мобильными разъездами наподобие казачьих. Но сейчас казачьих разъездов нет. Значит, наподобие манёвренной группы, как это было в Афганистане. А в случае возникновения каких-нибудь более серьёзных вызовов подходят регулярные войска и выполняют свои задачи. Но границу нужно отодвинуть временно в сторону Украины.

— Было предложение про то, чтобы разрешить этим добровольным дружинам ношение и применение оружия. Это сработает?

— Это абсолютно оправданно. Тут я поддерживаю Картаполова полностью. Например, у финнов граница охраняется егерями, у которых и оружие дома, и патроны. Они выполняют свои функции. Мы с вами все равны перед законом. Если по закону нам вручат оружие и поставят юридическую ответственность за свои действия, то давайте доверим людям. Если человек нарушит что-то, совершит военное преступление, то он будет осуждён. С другой стороны, это оружие нужно для защиты дома и границы всей нашей России.

— А в настоящий момент, на начало мая 2023 года, с каким соотношением подошли Россия и Украина?

— Фронт полностью переломлен. Вся активная сторона перешла на сторону России. Мы перехватили систему управления. У нас превосходство в управлении, превосходство в огневой среде, тяжёлой технике и вооружении. Украина находится в состоянии пока что эрзац-армии, которую создало НАТО. Она пока не понимает, что ей нужно делать в ближайшее время.

— Но мы же видим, что они отчаянно сопротивляются и даже есть участки наступления.

— Ну, первое — это мотивация. За 30 лет были созданы абсолютно новые люди, их сознание переформатировано. Второе — не исключайте из поля зрения воздействие боевых наркотиков. Эта банда постоянно находится под катализаторами или транквилизаторами, когда они идут в бой. Даже солдаты рассказывают, что «в него стреляют, он падает, но боли не чувствует». Потом подбегают к нему — в области сердца 2-3 пробоины. А человек ещё дёргает ногами и воевать хочет. Он боли не чувствует. Его создали. Это уже не киборги, это уже какие-то зомби.

То есть это даже не на фоне алкоголизма. Алкоголизм — это уже пройденная станция. Это боевые наркотики. Ими накачиваются каждый раз перед боем. А самое интересное, что врачи носят целые карманы этих таблеток на поле боя, и дают солдатам и офицерам это употреблять.

— Спасибо.